Сегодня 15:36

ФРОНТОВАЯ ЛЫЖНЯ

 

Когда грянула Великая Отечественная война, то уже в июле сорок первого многие известные спортсмены стали бойцами-добровольцами отрядов ОМСБОНа — отдельной мотострелковой бригады особого назначения.

Одними из первых на московский стадион «Динамо», где подбиралась боевитая «сборная омсбоновская», пришли замечательные спортсмены: рекордсмен по барьерному бегу И. Степанчонок, борцы Г. Пыльнов и Л. Егоров, конькобежец К. Кудрявцев, дискоболы А. Исаев и Л. Митропольский, штангист Н. Шатов… В рядах советских воинов-атлетов, которые в грозное лихолетье сражались с врагом, находился и выдающийся лыжник А. Добрышин из города Одинцово столичной области, неоднократный чемпион страны. Трудно им, спортсменам-патриотам, приходилось на тренировках — зато легко было в бою.

Едва только землю укрыл снег, омсбоновское отделение, в которое включили Алексея Добрышина, начало ходить в лыжную разведку, забираясь порой в тыл противника на три-четыре километра. Когда миновала первая военная зима, одинцовский спортсмен-разведчик продолжал участвовать в боевых марш-бросках и вылазках в расположение неприятеля, подключался к захвату «языков».

Спецспортивное отделение, выполняя особо трудные задания командования, добиралось до Смоленска и действовало в окрестностях Вязьмы, не говоря уже о проведении конкретных разведопераций на территории Подмосковья. Стойко перенося повседневные тяготы и лишения фронтовых дней, Добрышин и его войсковые сослуживцы приспосабливались к суровому военному быту. Иногда во время затяжных рейдов, почти полностью оставаясь без провизии, разведчики варили берёзовую кору с сухарями и, слегка подкрепившись этой «походной кашей», полуголодными возвращались к своим.

Восстанавливая силы после таких изнуряющих разведывательных походов, Алексей много общался с именитыми омсбоновцами. Запросто нашёл общий язык с прославленными бегунами — братьями Георгием и Серафимом Знаменскими. А вот с абсолютным чемпионом СССР по боксу Николаем Королёвым не довелось на каком-нибудь фронтовом сборе повстречаться одинцовскому лыжнику, хотя он был немало наслышан о знаменитом выпускнике высшей школы тренеров при Московском центральном институте физкультуры, служившим адъютантом командира отряда Дмитрия Медведева.

Главное, чем адъютант омсбоновского командира отряда Дмитрия Медведева «сразил наповал» Добрышина, было то, что знаменитый спортсмен вёл себя в бою, как в ринге. Например, в декабре 1941 года на Брянщине — на одиннадцатом километре Клетнянской железной дороги — медведевский отряд, который окружили каратели, вступил с ними в ожесточённую стычку. Получив пулевое ранение ноги, Дмитрий Николаевич настроился погибнуть с оружием в руках, прикрывая отход Королёва. Но Николай не оставил раненого и, решив вынести его на себе, начал выбираться с места боя. Однако им суждено было нарваться на пятерых фрицев, которые, похоже, ничуть не сомневались, что легче лёгкого пленят двух советских воинов. Бережно опустив на снежный наст командира, его адъютант зашагал навстречу фашистам. Подумав, что он сдаётся на милость оккупантов, гитлеровцы преждевременно перестали опасаться омсбоновца, который не преминул воспользоваться этим. Когда один из немцев расслабленно наклонился к боксёру, чтобы забрать у него оружие, то неожиданно напоролся на могучий нокаутирующий удар. Следом, как подкошенный, рухнул под ноги Королёву второй неповоротливый захватчик, а в остальных трёх фашистов Николай послал точную автоматную очередь. Шатаясь от усталости, адъютант доставил Медведева до родной партизанской базы, где Дмитрия Николаевича незамедлительно прооперировали. «Русский богатырь», как уважительно величали Королёва, и впоследствии не только с помощью оружия разбирался с немцами в скоротечных боевых поединках, но и ещё раз, в январе 1942 года, спас командира. В том же году за ратную доблесть Николаю Королёву в Кремле был вручён орден Красного Знамени.

Насколько же была непоколебима вера советского народа в грядущую победу, что даже в критический период войны не затихало в столичном регионе бескомпромиссное спортивное соперничество. Знаменательно, что вскоре после первого переломного момента в ходе Великой Отечественной войны — разгрома немецко-фашистских войск под Москвой — было проведено лыжное первенство столицы 1942 года.

На лыжную базу в населённом пункте Подрезково, где и до этого проходило немало крупных состязаний, прибыли многие спортсмены, горевшие честолюбивым желанием показать высокий результат и, соответственно, войти в число призёров «турнира фронтовиков». Между прочим, в тот памятный день соревнования едва не перенесли на другую дату, поскольку с утра стоял трескучий мороз, но затем, когда заблистало ослепительное солнце, всё же потеплело.

С раздельного старта уходили один за другим задорные, улыбающиеся парни — всего более ста лыжников должны были преодолеть двадцатикилометровую дистанцию. Неоднократный чемпион Москвы Добрышин побежал без перчаток, врачи попытались было его остановить, да только куда там, одинцовец уже скрылся за поворотом.

Идя по лыжне, Алексей пошевеливал пальцами рук, чтобы не закоченели обе пятерни. На десятом километре кто-то из болельщиков предложил спортсмену свои рукавицы, однако Добрышин лишь помотал головой: мол, не надо, для меня так лучше соревноваться с соперниками.

Сделав стремительный финишный спурт, Алексей прокатился по инерции ещё несколько десятков метров. Подоспевший медицинский работник взглянул на его руки, недоумённо хмыкнул, что, дескать, не понимаю, как ты их умудрился не отморозить. А вот то, что и столичный «турнир фронтовиков» выиграл Добрышин, никого из присутствовавших в Подрезкове спортивных специалистов и зрителей, знающих толк в лыжной дисциплине, ничуть не удивило. Ведь для многокилометровой гонки, бесспорно, наиглавнейшее правило — побеждает сильнейший, случайно здесь не выигрывают.

Начальник Управления МГБ СССР генерал-лейтенант Николай Сидорович Власик 22 апреля 1946 года подписал наградное удостоверение к медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», в котором аккуратным почерком были выведены фамилия, имя, отчество сотрудника дислоцировавшегося в столичном регионе подразделения госбезопасности: недавнего воина-спортсмена Добрышина Алексея Николаевича.

Лыжник, который держит в руках табличку «МГК ФК и Спорта» — такую оригинальную миниатюрную скульптуру получил в 1946 году одинцовец за победу в первенстве Москвы по лыжам, уверенно выиграв двадцатикилометровую гонку. Отличную спортивную форму Добрышин сохранил и к 3 февраля 46-го, когда на всесоюзных соревнованиях разыгрывалась, пожалуй, главная награда сезона — приз 50-летия отечественного лыжного спорта.

С общего старта ушли на тридцатикилометровую дистанцию примерно полторы сотни спортсменов. Размеренно скользя по снежной трассе, Алексей размышлял про себя: «Лыжня-то ещё не накатана, так что если мне первому вырваться — всё время лишние усилия тратить придётся, пойду-ка я пока в пятёрке…».

На первом километре лидерство в гонке захватил Валентин Матюшенков, который не хотел пропустить вперёд шедшего вторым Павла Орлова. Правда, тот в конце концов не выдержал и попытался обежать заупрямившегося Матюшенкова по обочине лыжни. Но сделал этот тактический манёвр настолько неудачно, что сразу же «откатился» на четвёртую позицию в группе спортсменов, задававших тон в зрелищном гоночном спектакле.

Самые резвые лыжники, пройдя первую половину тридцатки, начали одолевать второй пятнадцатикилометровый круг. Иванов метрах в трёхстах от судей прошмыгнул, и они закричали ему вслед:

— Мы тебя снимем с этих состязаний! Зачем срезал дистанцию?!

Разобидевшись на судейский прессинг, Алексей Иванов сам сошёл с трассы. А борьба на заключительной стадии гонки становилась всё драма-тичнее, никто из опытных спортсменов не хотел играть вторую роль на этой красивейшей природной арене.

Вплотную подобравшись к Матюшенкову, решил попытать «спортивно-дипломатичного счастья» и Николай Манжосов:

— Уступи лыжню!

Валентин и на сей раз даже бровью не повёл, и тогда Николай рванул по снежной целине, однако лидер тоже ускорился и не позволил сопернику повести гонку. Преждевременно выдохшись, одинцовец Николай Манжосов, который в 1941 году был чемпионом страны по военизированной лыжной гонке, начал в лесочке отставать и вскоре совсем «отцепился» от Матюшенкова.

Неожиданный отчаянный спурт сильного лыжника Петра Володина не застал врасплох Добрышина, и он принял вызов, хотя ещё предстояло взобраться на вершину овражистого подъёма. И лыжный тандем, который, не сговариваясь, составили Добрышин и Володин, довольно быстро достал и обогнал Матюшенкова и отдалился от него метров на десять. Правильно рассчитав силы, Алексей за три километра до финиша решился на рывок и выдержал взятый ускоренный темп до конца этой увлекательной гонки. Вторым завершил гонку Пётр, а за ним пришёл Валентин, на которого так и не «накатили» на финишной прямой остальные участники соревнований, приуроченных к знаменательному спортивному юбилею.

Среди зрителей оказались старшие офицеры, один из которых, подполковник, подошёл лично поздравить обладателя заветного приза 50-летия отечественного лыжного спорта. Этот добродушный служивый, болельщик со стажем, по-свойски признался заслуженному мастеру спорта:

— Знаешь, Лёша, ты на меня три раза потрясающее впечатление произвёл. Первый — в 1939 году, когда на первенстве страны на тридцатке завоевал «золото». Второй раз — когда во время войны стал чемпионом Москвы, пробежав без рукавиц в сильный мороз двадцатку. И сегодня — как от Володина «пульнул», а он только посмотрел на твою спину…

Впоследствии победитель фронтовой лыжни Алексей Добрышин, бессменно отработав в столичном 6-м отделе ГАИ с 1952 по 1971 год, в звании майора милиции уволился на заслуженный отдых. Фронтовик Алексей Николаевич Добрышин, удостоенный ордена Красной Звезды и медали «За боевые заслуги», стал для земляков живой легендой Одинцова, уже давно названного лыжным городом.

Александр ТАРАСОВ

Ссылка http://petrovka38.ru/news/item/69080/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *