Особая тактика бойцов-истребителей

Сегодня 15:05

Особая тактика бойцов-истребителей

Известно, что немалое значение в срыве наступления немецко-фашистских захватчиков на Москву сыграли бойцы-истребители. Помимо десятков партизанских соединений, в Подмосковье действовали 87 истребительных батальонов (общей численностью 41 000 человек), 377 истребительно-подрывных групп, 22 диверсионных отряда и 8 разведывательно-диверсионных групп. Особое место в ратной истории защитников столичного региона суждено было занять Московскому истребительному мотострелковому полку особого назначения УНКВД, созданному во второй осенний месяц 1941 года.

 

 

Период организации этого крупного подразделения совпал с моментом ожесточённого натиска гитлеровцев. Секретарь партбюро полка Н.В. Морозов отметил в своих воспоминаниях:

«В середине октября 41-го состоялось совещание в Московском Управлении НКВД. Начальник управления М.И. Журавлёв сказал: «Думаем создать истребительный полк для  действий в ближнем тылу гитлеровцев. Две основные задачи: сбор разведывательных данных и диверсионные операции. Истреблять врага за линией фронта, держать в страхе днём и ночью, укреплять веру в победу советских людей на захваченной пока земле».

К 25 октября 1941 года в основном из гражданского населения столичного региона был сформирован костяк этого полка, и кадровые сотрудники Управления НКВД по Москве и Московской области приступили к обучению новобранцев-истребителей. Они усердно осваивали науку воевать: учились ползать по-пластунски и метко стрелять из автоматов и пулемётов, точно метать гранаты в цель, овладевали специальностями минёров и подрывников, закрепляли навыки ведения рукопашного боя, усиленно тренировались в ходьбе на лыжах. Правда, доучиваться многим ратным премудростям личный состав  Московского истребительного мотострелкового полка особого назначения УНКВД должен был в реальной боевой обстановке.

Сразу после исторического парада, состоявшегося 7 ноября на Красной площади в Москве, полк отправился к линии фронта. На первых порах в подразделении насчитывалось чуть больше 1 900 человек. Но вскоре в его состав влились созданный из работников милиции и НКВД специальный батальон, Подольский истребительный батальон и направленные из соседних Калининской (ныне — Тверская) и Ивановский областей подготовленные воины.

Первым командиром полка стал заместитель начальника Управления милиции Москвы полковник А.Я. Махоньков, которого на этом посту позже сменил майор С.Я. Сазонов.

Для более эффективных действий полка на оккупированной территории Подмосковья была выработана особая тактика. В тыл войск неприятеля забрасывали мобильные рейдовые подразделения — небольшие самостоятельные группы истребителей, действовавшие автономно и выполнявшие конкретные приказы командования.

 Одна из таких групп бойцов, выдвинувшись 9 ноября в район 73-го километра Минского шоссе, внимательно наблюдала за передислокацией вражеских частей. Помимо сбора разведданных, группа осуществила подрыв моста, находившегося на участке Верея — Дорохово. Об этой успешной операции, проведённой неподалёку от деревни Никольская, впоследствии подробно рассказал полковой истребитель М. Брыксин-Лямин:

«…К мосту продвигались долго: несколько дней. Шли в основном по ночам, а днём стояли в лесу … Сливаясь со снежной пеленой, подползли к мосту и быстро заминировали. Механизм сработает через 18 часов. А пока надо уходить. Прошли <…> километров девять и остановились. Затаив дыхание, смотрим на стрелку часов. А она, как будто тоже замёрзшая, еле ползёт. Время! Ждём взрыва… И — ни звука… Пять минут, десять. И вдруг — взрыв!.. Наш первый победный салют. Уже потом только мы узнали, что мост взорвался в тот момент, когда на него ступила фашистская танковая колонна. После удачного начала отряд приступил к «будничной» работе, то есть <мы> минировали дороги, рвали телефонные провода, следили за передвижением войск противника».

На Рузское направление с 13 ноября полк выделил свыше полутора сотен истребителей, которыми командовали Полушкин,  Московец и Арясов.

Бойцы-рейдовики уничтожили гитлеровскую авторемонтную базу, пару пятитонных машин, сожгли склад горючего и истребили двух немецких офицеров и свыше двадцати солдат-оккупантов.

На Дороховском направлении отличились две группы. Перейдя 18 ноября линию фронта, рейдовый отряд под командой лейтенанта Ананко ворвался в занятую фашистами деревню Анашкино и подпалил несколько намеченных объектов, в том числе заполыхал и продуктовый склад.

Группа же, возглавляемая старшим сержантом Афанасьевым, крепко потрепала обосновавшийся в другой деревне вражеский гарнизон. Здесь истребители уничтожили склад боеприпасов, пять автомашин с военным снаряжением, конюшню с лошадьми и насмерть сразили до пятидесяти фашистов.

Группа командира Погосяна на Рогачёвском направлении заминировала дорогу Клин — Калинин и прилегающие тракты. Как впоследствии выяснила наша разведка, из-за дорожных минных заграждений и понесённых захватчиками потерь сорвалось намеченное врагом на 26 ноября сорок первого наступление на этом участке фронта.

Совершил марш-бросок в дальнее Подмосковье полковой отряд майора Козлова. Свыше трёхсот истребителей, что называется, оседлали фактически все шоссейные и просёлочные дороги, тянувшиеся в Можайск. Подкарауливая оккупантов, бойцы отряда наносили противнику внезапные сокрушительные удары.

Подчинённые майора Козлова уничтожили шестнадцать автомашин с боеприпасами и одно тяжёлое орудие, повредили триста проводов связи, истребили восемнадцать гитлеровских офицеров и три сотни немецких солдат.

Ряду подразделений истребительного полка довелось участвовать не только в диверсионных вылазках, но и в отдельных фронтовых операциях. Скажем, в конце ноября сорок первого срочная помощь бойцов истребительного полка особого назначения УНКВД понадобилась в районе Борщёво — Рогачёво.

Тогда враг, занявший город Клин, втиснулся между 30-й и 16-й армиями, и опасную брешь между ними успели заполнить полковые истребители. Вместе с красноармейцами они пять дней сдерживали мощный напор неприятеля, пока на выручку не подоспело направленное сюда регулярное подразделение наших воинов.

Преимущество позиции было явно на стороне врага: он окопался у деревни Кожино на крутом откосе Москвы-реки, подход к которой с противоположного берега оказался совершенно открытым и полностью простреливался пулемётно-миномётным огнём.

Пытаясь выполнить приказ, красноармейский полк раз за разом бросался на штурм хорошо укреплённого противником обледенелого и заминированного обрыва, но пока что береговая цитадель врага была неприступной. К моменту подхода бойцов-истребителей 2-й стрелковый полк понёс большие потери: в нём осталось всего-навсего 122 воина-фронтовика. Комбат Сазонов предложил свой вариант преодоления реки и захвата деревни Кожино, и этот план одобрило командование дивизии.

Позднее майор Сергей Сазонов разъяснил свой замысел всего несколькими строчками в донесении:

«Я решил форсировать реку и овладеть населёнными пунктами ночью, обходя укреплённый противником район и населённые пункты с востока и запада, имея с фронта небольшое прикрытие. Начало операции в 5.00 час. 20 декабря 1941 года».

Когда после интенсивной артподготовки был разрушен лёд на реке, бойцы истреббата вброд перешли её. Самые резвые начали карабкаться вверх на крутой отлог, но тотчас скатывались вниз.

Выход нашёлся быстро: бойцы догадались составить «живые лестницы», и в итоге каждый взвод не спасовал перед скользкой и почти отвесной береговой крутизной.

Фашисты, запоздало заметив поблизости от себя наших бойцов, повели суматошный огонь из ближайшего дзота. Однако капитан Яков Жигалов подавил противотанковой гранатой эту деревоземляную огневую точку и увлёк за собой в атаку 1-ю роту.

Под стать  офицерам-храбрецам были и самоотверженные рядовые истребители.

Незаурядную ратную смекалку проявил в критической боевой ситуации Иван Антимиров. Бойца угораздило выбежать напротив станкового пулемёта, но Иван мгновенно сообразил, как спастись.

Упав и притворившись мёртвым, истребитель дождался, когда двое пулемётчиков перестали смотреть в его сторону и застрочили куда-то вбок. Уложив из винтовки обоих гитлеровцев, Антимиров развернул захваченный пулемёт и прицельными очередями стал косить фашистскую пехоту.

Воспользовавшись нежданной огневой поддержкой, взвод неудержимо рванулся вперёд. А Иван Николаевич Антимиров совершил ещё один подвиг: рискуя жизнью, вытащил из-под огня боевого товарища, который получил тяжёлое ранение.

Ударив с флангов, истребители окончательно посеяли панику во вражеских порядках и отбросили гитлеровцев к деревне Белобородово. Откатываясь всё дальше и дальше, сломленный противник в спешке бросал на пути отступления различное оружие.

Комбат Сергей Сазонов резюмировал в донесении (публикуется по тексту оригинала):

«В результате стремительного наступления заняли оба населённых пункта почти без потерь, имея только 4 легко раненных, из них 2 нашей артиллерией».

Расширив плацдарм, истребительный батальон подготовился к обороне за деревней Кожино.

Немецкие танки обстреляли занятую нашими бойцами позицию, и один из них, прикрывая свою пехоту, направился к деревенской околице. Выплеснувшийся из трофейных пушек, миномётов и пулемётов плотный огневой заслон остановил танк. Для продолжения атаки к затормозившей махине подошли ещё три танка и до восьмидесяти автоматчиков, но истребители бесстрашно сблизились с неприятелем и беглым огнём вынудили вражеских танкистов и пехотинцев отступить. 

Вся красноармейская дивизия восхищалась беспримерной отвагой истребителей, а командир танковой бригады прямодушно заявил:

— Я никогда не думал, что столь труднодоступный и хорошо укреплённый район можно было взять без танков.

При взятии деревни Кожино, кроме уже называвшихся истребителей, особо отличились бойцы Сергей Илюшин, Владимир Кузьмин, Пётр Сиболев, Григорий Степанов, медсестра Мария Севостьянова, командир отделения Георгий Акоев…

Едва началось контрнаступление Красной армии, как перед Московским  истребительным мотострелковым полком особого назначения УНКВД поставили задачу сделать акцент на ведение боевых действий в более отдалённом вражеском тылу. В отчётах командования полка зафиксировано, что с января 1942 года диверсионные группы ряд непростых боевых задач выполнили далеко за линией фронта.

Полк и партизанские отряды УНКВД, в которые входили командиры и бойцы истребительских батальонов, всего уничтожили свыше 9 500 оккупантов, 68 танков и бронемашин, около 400 автомобилей и немало другой военной техники.

По представлению Управления НКВД по Москве и Московской области, за мужество, стойкость и отвагу, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, орденами и медалями в 1942 году наградили около двухсот бойцов и командиров истребительного полка особого назначения.

Александр ТАРАСОВ

 

Ссылка http://petrovka38.ru/news/item/68073/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *