Киров С.М. Да здравствуют Советская Венгрия и Советская Россия!

Речь на митинге в Астрахани, посвященном провозглашению Венгерской советской социалистической республики, 26 марта 1919 года

Товарищи! Когда вы слушали краткие телеграммы о тех событиях, которые развиваются в Венгрии, когда вы слушали приветственные речи наших новых товарищей и братьев по оружию, мне хотелось крикнуть вам: слышите ли вы треск разрушающегося буржуазного мира? Мне хотелось спросить: видите ли вы ту необъятную пропасть, над которой стоят бур­жуазные государства? Товарищи, многим из вас может пока­заться, что все то, что совершилось в Венгрии, упало на нас, как снег на голову, многим из вас события в Венгрии могут показаться неожиданными, как они кажутся присутствующим здесь гражданам Венгрии и гражданам других стран буржуаз­ного мира. Товарищи, думающие так, глубоко заблуждаются. Для нас, коммунистов, то, что совершилось сейчас в Венгрии, было только вопросом времени, и мне хотелось под­ черкнуть это перед нашими братьями, бывшими военноплен­ными.

Вы помните, товарищи, что еще сравнительно недавно, когда вас, закованных в оковы империализма, гнали на брато­убийственную бойню, мы еще в то время говорили, насколько имели к тому возможность, что буржуазный мир, затягивая кровопролитную войну, захлебнется в крови этой бойни. Вы, сбросившие сейчас оковы империализма, идущие под знаменем революционного социализма, на основе всего своего опыта, всех своих переживаний последних лет должны были если не вполне осознать, то во всяком случае почувствовать, что все те горести и несчастья, все огромные разрушения, которые бур­жуазный мир произвел на протяжении длинных четырех лет, что все это ни в коем случае не может пройти без наказания для буржуазного строя.

Вы видели, товарищи, как прогнивший до основания бур­жуазный мир наполнял кровью трудящихся полную чашу и подносил ее к своим жадным устам. Еще четыре года тому на­зад партия коммунистов говорила о том, что буржуазный мир совершенно неизбежно захлебнется в море человеческой крови, которая по его вине проливается. Мы тогда еще говорили, что это страшное состязание двух буржуазных коалиций ни в коем случае не может привести к победе ту или другую сторону. Перед нами вырисовывалась только одна единственная победа тех, кто ослепленный буржуазией шел на страшное кровопро­литие, которое было делом капиталистов всех стран. Мы тогда говорили, что иного выхода из тех страданий, которые выпали на долю всех непосредственно захваченных войной, нет. Был только единственный выход — это револю­ция трудящихся. Для нас, коммунистов, не подлежало ни ма­лейшему сомнению, что вся эта страшная братоубийственная война является не чем иным, как предсмертными судорогами буржуазного строя. И весь вопрос заключался для нас в том, успеем ли мы до окончания войны сбросить буржуазные оковы и зажечь огонь пролетарской борьбы. Весь вопрос сводился к тому, чтобы наша пропаганда идей коммунизма шла быстрее, чем развивались предсмертные су­дороги буржуазного мира. И вот то, что совершается сейчас, с неизбежной неуклонностью подтверждает то положение, что оптимисты среди нас были, конечно, правы. Мы не скрываем, что еще много препятствий предстоит нам преодолеть. Мы не скрываем, что мы еще сравнительно далеки от нашей цели, что царство социализма, как бы ярко ни обрисовалось оно теперь на фоне борьбы российского и западноевропейского пролетариата, как бы ясны ни были те идеалы, в которые мы верим и во имя которых мы увлажняли кровью наши зна­мена, — мы знаем, что это царство еще не так близко.

Мы знаем, что впереди нам еще предстоит тяжелая и су­ровая борьба. Мы знаем, что в процессе этой борьбы нас ждут не одни блестящие победы, но и временные поражения. Но так или иначе, мы все же знаем, что курс на социалисти­ческую революцию, взятый нами, — единственно правильный, единственно возможный курс. Шестнадцать месяцев тому на­зад мы, которых в лучшем случае прославляли за наше безум­ство храбрости, и не больше, мы вышли в безбрежное море разбушевавшегося империализма почти совершенно одни. За эти шестнадцать месяцев в обстановке невероятных лишений и борьбы с буржуазным миром нас жестоко бросало из сто­роны в сторону. Были моменты, когда наша небольшая ладья почти опрокидывалась. Мы были почти накануне смерти, но, несмотря на это, выдержали все испытания, и теперь мы пере­сели с нашей ладьи на крепкий пролетарский корабль. Мы видим теперь, что на нашем корабле находятся не только рус­ские коммунисты, имеющие опору среди русского рабочего класса. Вы видите, что Ленин является рулевым этого ко­рабля, и мало-помалу спереди и сзади подплывают все новые и новые смельчаки и садятся на наш пролетарский победоносный корабль. И несомненно, что этот корабль взял шестнад­цать месяцев тому назад единственно возможный и единственно победоносный курс. Я еще раз повторяю, товарищи, что, как бы ни было прекрасно настоящее торжество, как бы ни был важен момент, когда к нам присоединились новые наши това­рищи — венгерцы, не надо забывать, что перед нами стоят огромные задачи. Об этих задачах говорили и предыдущие товарищи. И, какие бы формы ни приняла борьба, для нас не подлежит сомнению, что не сегодня, так завтра ближайшие соседи Венгрии, которые сейчас находятся еще под буржуазным гнетом и как будто готовы набросить петлю на молодую со­ циалистическую республику, эти ближайшие соседи Венгрии прозреют, если не сегодня, так завтра, и наша социалистиче­ская семья будет множиться не только с каждым днем и ча­сом, но буквально с каждой минутой. Тем не менее мы должны твердо помнить, что наша усиленная борьба, наша энергичная пропаганда, которым так много препятствий оказывает уми­рающий буржуазный мир, что эта борьба и эта пропаганда должны не только не ослабляться, а должны усиливаться с каждым днем, с каждым часом, с каждой минутой нашего существования. Вы должны знать, товарищи, что как бы ни прогнил этот буржуазный строй, как бы ни было безотрадно его положение, но мы сейчас находимся перед самым трудным моментом. Мы отлично понимаем, что буржуазный мир смот­рит в могилу, которую он сам для себя приготовил, мы ни на минуту не сомневаемся в том, что пролетарская мощь, кото­рую мы создали, в один прекрасный день раздавит буржуаз­ный мир навсегда, но этот момент будет самым бурным и трудным. Надо помнить, товарищи, что, как бы много ни было нас и как бы ни было мало наших непосредственных против­ников, за их спиной стоят культура и средства борьбы, на­ копленные целыми столетиями. И если в течение этих столе­тий миллионы и сотни миллионов людей держались в неве­роятном рабстве, то теперь, какие бы усовершенствования и ухищрения ни придумывались для подрыва все растущего могущества пролетариата, нужно помнить, что пролетариат всего мира уже объединяется в одну тесную семью и сможет стройными рядами войти в социалистическое отечество.

Мы должны так же неустанно, как и прежде, так же на­стойчиво и неусыпно продолжать вести свою пропаганду идеа­лов коммунизма. Вы видите, что наша пропаганда, которой буржуазный мир ставит всяческие препятствия, чтобы только заглушить наш мощный призыв, вы видите — эта пропаганда дает блестящие результаты. В настоящее время буквально нельзя указать ни одной стороны в нашей современной жизни, которую русская социалистическая революция в конечном счете не повернула бы в свою пользу. И вам, товарищи военно­ пленные, которых, быть может, уже оплакали матери и жены, вам я скажу, товарищи, что вы здесь не чужие. Перенеся невероятные лишения, испытав невероятное горе и несчастья, вы в конце концов получили непосредственную возможность при­ общиться к тем светлым идейным лозунгам, которые написаны на этих красных знаменах. Вы видите также, что там, где буржуазное влияние особенно сильно прососалось в пролетар­скую среду, там, где буржуазный мир захватывает не только силу, но и посягает на душу пролетарскую, — даже и там наша социалистическая пропаганда, наше дело завоевания со­циализма находит свой отклик, свою собственную опору.

Какое бы горе мы ни испытали, товарищи, какие бы ли­шения и несчастья мы ни пережили, в конечном счете мы на­шли свое счастье. Еще раз повторяю вам, что, как бы ни ста­рался издыхающий буржуазный мир воспрепятствовать нам в наших завоеваниях, какие бы преграды ни ставил, какие бы об­винения ни высказывал по нашему адресу, какие бы ужасные бури ни ожидали нас на нашем океане, — наш корабль доста­точно прочно забронирован и пройдет через все препятствия. К нам будут примыкать все новые и новые силы, и бли­зок час, когда мы пойдем вперед, имея в своих рядах пред­ставителей уже нескольких народов. Не пройдет много вре­мени, как в этом же зале соберутся представители всех мест, где только живет человеческая душа. Для того чтобы этот счастливый момент настал возможно скорее, нам необходимо объединиться с нашими новыми союзниками, которые не за страх, а за совесть пойдут с нами рука об руку. Пусть и они чувствуют, что нам нужно не только пополнять свои ряды, но нужно слить воедино наши сердца и души, и пусть отныне, с момента возникновения Советской власти в Венгрии, Совет­ская Венгрия и Советская Россия будут представлять собою единое тело трудящихся, в котором будет биться единое про­летарское сердце. Только при этом условии мы действительно сможем осуществить тот союз, который нам предлагают наши новые братья, только при этом условии мы можем с новой си­лой поднять всесокрушающее оружие и натиском новых сил присоединить к своим рядам также тех, кто, к великому несчастью, еще придерживается союза о буржуазией и думает до сих пор, что социализм — это фантазия и что социалисти­ческая революция в данный момент есть не что иное, как ка­приз, а не неизбежный закон истории, ведущий к неизбежному крушению государства эксплоататоров и созиданию нового отечества трудящихся. Итак, товарищи, да здравствует едине­ние русских коммунистов с коммунистами венгерскими, и пусть этот новый союз явится новым залогом того, что на деле осуществится величайший лозунг, провозглашенный нами: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» (Продолжительные рукоплескания.)